Топовые новости
Новое

Ценность семейных отношений

Ценность семейных отношенийЦенность семейных отношений дети понимали довольно рано, особенно если для обучения их отправляли в другие города. В таких семьях переписка приобретала чрезвычайно ласковый тон. Сохранившиеся письма родителям и брату сестер Немчиновых, учившихся в московской гимназии, позволяют судить об отношениях в этой большой семье и о восприятии ее членами этих небольших с ошибками написанных листков - их хранили и, возможно, перечитывали в ожидании следующей почты. Письма, адресованные обоим родителям, Екатерина, Августа и Феоктиста начинали с приветствия «Здравствуйте, мои неоценимые родители» или «Дорогие папаша, мамаша», в конце просили родительского благословения, передавали приветы и поцелуи младшим «Федечке, Сашечке, Фелечке, Машеньке». Обращаясь к «дорогому брату Ванечке», писали: «Ты, Ванечка, пишешь, что завидуешь нам, а чего завидовать? Мы здесь без папаши и мамаши,... мы только счастливы тем, что учимся в Москве».

Однако в семьях, построенных на строгих патриархальных началах, даже уже вполне взрослые дети жили в жесткой моральной и материальной зависимости от главы семейства.

Нельзя не затронуть еще одной стороны семейной жизни забайкальцев - включенности прислуги в круг семьи и уважительное отношение к людям, находящимся в услужении. Многие современники, побывавшие в Кяхте, обращали внимание на специфический мир кяхтинского купечества, воспроизводящий старорусские традиции: купеческие дома были полны челяди и жили на широкую ногу. Хозяин непременно присутствовал на именинах прислуги, во всех семейных праздниках принимали участие семьи служащих. «Служащие считались как бы членами семьи; нередко они жили при доме, а уже всегда завтракали, обедали, чай пили с семьей своего патрона». Так, с М. А. Бардашевым, заведующим складами, А. М. Лушников советовался по семейным делам, «он имел такой же, а, пожалуй, и более значимый голос, чем другие члены семьи». Служащие срастались с интересами хозяина и зачастую, в большей степени, чем хозяин, радели за дело. И. И. Попов бывал свидетелем того, как А. М. Лушников оправдывался перед «Мишей» за коммерческий промах. Единственным помощником и советчиком называет Пелагея Осиповна «Цыренку», бурята, служащего у Немчинова. Не переживала о порядке в доме, зная, что он находится под надежным присмотром «Феклуши», Е. А. Танская и просила мужа кланяться ей.